A generation goes and a generation comes, but the earth stands for ever.

Kohelet 1:4

Король нищих и боевых искусств

Достоинства этой ленты, поставленной по произведению «дедушки идишской литературы» Менделе Мойхер-Сфорим «Книга нищих» («Фишке дер Крумер») сомнительны. Больно много в ней намешано, причем без соблюдения пропорций: мюзикл, мелодрама, экранизация, боевые искусства, трагедия. Но тем не менее, кому-то «Король нищих» понравился очень, других оставил в легком недоумении, третьих - в тяжелой оторопи. Фильм этот, на мой взгляд, больше интересен историей своего создания и судьбами тех, кто его снимал. Теми фактами и деталями, что существуют вокруг «Короля нищих», историями его создателей, тем, что любая история в Израиле имеет отношении к Истории вообще, тем, что судьбы персонажей перекликаются с историей страны, все еще молодой и тесной, так что стоит кому-то назвать какое-то имя, как другой немедленно откликается - «и я его знаю». Так вышло и с Шахаром Сореком, исполнителем главной роли в фильме «Король нищих». А также со-сценаристом, автором идеи, со-продюсером, постановщиком и хореографом батальных сцен. Судьба свела нас случайно, на недолго, но рассказать о себе и о фильме Шахар успел много.

Шахар Сорек – типичный молодой израильтянин. За этим расхожим штампом стоит следующее: худощавый красивый молодой человек 33 лет, совершенный литературный иврит, прекрасный английский, немного русский, литовский, польский. Боевые войска, академические степени по драматическому искусству и управлению бизнесом, черный пояс по тейквондо, чемпион Израиля, чемпион Европы. Талантливый актер, талантливый бизнесмен, в настоящее время работает в Лос-Анджелесе. В Израиль приезжает часто – навестить родных и по делам, к примеру на премьеру фильма «Король нищих», который режиссер Ури Пастер снял в содружестве с голливудскими продюсерами. Шахар Сорек придал этому фильму абсолютно неожиданную для экранизации романа Мойхер-Сфорима направленность – боевые искусства. Драки на мечах и палках в литовско-еврейском местечке 16 века, где герои, одетые волей художника как йеменские евреи, только еще и с варежками, переговариваются на смеси идиша, русского, литовского, польского и иврита, это уже сильно и стильно. Может и нелепо, но главное - неожиданно. Особо неожиданно качество боевых сцен, поставленных и исполненных Шахаром, с 5 лет занимающимся боевыми искусствами и восточными единоборствами, имеющим черный пояс мастера по тейквондо.

В "Короле нищих" (возможно, что эта самая дорогая на сегодняшний день израильская кинопродукция) Шахар Сорек придумал все боевые сцены. Вообще он так всем понравился после премьеры "Короля нищих" в США, что американские киношники решили занять его в роли Иисуса в фильме, который Голливуд планирует снимать в Израиле в марте 2008. Сам Шахар это пока не комментирует, а к намекам о том, что он стал одним из самых обещающих молодых израильских талантов в Лос-Анджелесе, относится скромно, но благосклонно. Причем все подчеркивают, что славы своей он достиг без пи-ар раскрутки –просто хорош собой, молод, талантлив и умеет крутить меч так, что шея начинает болеть при попытках проследить взглядом за движением меча, или сразу двух, а иногда и трех. Шахар родился и вырос в Иерусалиме, в религиозной со стороны матери и атеистической со стороны отца семье. С дедушкой он ходил в синагогу, с бабушкой – переживал Катастрофу, слушая ее рассказ о гетто в Вильнюсе.

В детстве он с родителями провел несколько лет в США - его отец служил там на государственной должности, так что Шахар говорит по-английски абсолютно свободно и без акцента, что сыграло свою роль его голивудской карьере. Впрочем и те немногие русские слова что он помнит от бабушки Шахар произносит абсолютно правильно. В какой-то момент его обнаружило бюро по найму актеров и артистическую карьеру свою он начал круто, с одной из главных ролей в популярнейшем лет 10 назад первом «мыльном» израильском телесериале "Рамат-Авив гимел". Сразу после этого, в 1997 году снялся у знаменитого режиссера Аси Даяна (сыне Моше Даяна) в неплохом кино "Господин Баум". Позже много участвовал в ТВ-сериалах, одновременно совершенствуясь в корейском боевом искусстве тейквондо, уже будучи 6-кратным чемпионом Израиля в этом виде спорта. Подростком он был также несколько раз одним из чемпионов Европы в юношеской категории по дзюдо. Получив черный пояс мастера, решил, что пора передавать свое искусство дальше и выпустил кассету для детей с демонстрацией упражнений тейквондо, сделавшись первым (и едва ли не единственным) популяризатором этого вида спорта в Израиле.

Придумал и снял сериал на одном из детских ТВ-каналов "Аджиме" (расшифровка названия - агуда –то есть ассоциация - боевых искусств для детей), рассказывающий детям о боевых искусствах и сам участвовал в этой передаче, пританцовывая с мечами перед камерой. За идею этой серии и ее продюсирование Шахар получил приз Детского канала: «Аджиме» была признана лучшей детской телепродукцией 2002 года. Позже его патент был использован на всемирном телеканале "Фокс", где воспользовались придуманным Шахаром форматом и сделали подобную передачу. После армии Шахар организовал в Израиле сеть клубов для детей и подростков по обучению тейквондо, а сам в это время успел получить степень по управлению бизнесом. А побывав звездой детского ТВ, поступил в Лос-Анджелес в академию киноискусства.

Далее начался роман Шахара с известным израильским режиссером и постановщиком мюзиклов Ури Пастером. Он сыграл одну из главных ролей - Железного дровосека - Иш ха-Пах - в мюзикле "Волшебник" («Волшебник из страны Оз"), поставленным того Пастером. С тех пор Шахар начал работать с Пастером постоянно. Из "Короля нищих" Ури Пастер собирался сделать мюзикл для театра "Габимы", но Шахар прочитал один акт и посоветовал тому переделать либретто мюзикла для кино, так что неожиданно вскоре после этого дружеского совета ему пришлось стать полноценным соавтором и продюсером с израильской стороны.

Актерский талант с юных лент в нем развивал бабушка, у которой Шахар подолгу жил, благоадря чему слегка знает русский, немного литовский, польский и пару крепких выражений на идиш. Его корни - литовско-польские, так что оказаться на съемках фильма по роману «Фишке дер Крумер» Менделе Мойхер-Сфорим именно в Литве было для него символично, он очертил круг своей судьбы. Знание литовского пригодилось ему на съемках «Короля нищих» в Вильнюсе: он мог объясняться с литовцами и главное –он познакомился там со своей невестой, литовско-польского происхождения. А объяснения ему приходились вести не толко по поводу самих съемок, но и по поводу Йом-Кипура, когда он настоял на том, чтобы специально для них открыли синагогу. Один из съемочных дней пришелся на Судный день, группа прекратила работу, вызвав недоумение литовской стороны так что Шахару пришлось выступить и в роли переводчика.

Иудаизм, Катастрофа, еврейская культура и традиции остаются для него важнейшими темами, несмотря на работу в Лос-Анджелесе. « Все американская мечта воплощена в Лос-Анджелесе, - говорит Шахар, - но в Иерусалиме я - еврей, нахожу глубину и бесконечные духовные пласты». В Литве на съемках с ним случались удивительные вещи: к примеру, гуляя по лесу, он заблудился и случайно наткнулся на памятник с надписью "Здесь убито 400 евреев". В какой-то из дней Шахар был приглашен на праздник в Еврейском музее в Вильнюсе, куда пришел со своей невестой. Директор музея, хорошо знающая его бабушку, тут же позвонила в Иерусалим и насплетничала, что ее внук гуляет не с еврейкой. Но бабушка – знаменитая Сима Скуркович, которой уже 85 лет отнеслась к этому спокойно.

Сима Скуркович, живущая в Иерусалиме, доминантная фигура в семье. Сима пережила Катастрофу, она - поэтесса и певица - многие годы выступает с концертами перед пережившими Катастрофу, с воспоминаниями – перед детьми, подростками и солдатами. До сих пор, несмотря на возраст, занимается в музее "Яд ва-Шем" документацией, связанной с увековечиванием имен поэтов и композиторов времен Катастрофы. Именно она вдохновила Йегошуа Соболя на создание пьесы «Гетто» (спектакль о гетто Вильна был впервые поставлен в Хайфсокм театре режиссером Гедалией Бесером в 1982 году, после чего ставился еще в 60 театрах в разных странах) и она же была главной помощницей Йони Рехтера в его проекте "Забытые песни". В Литве Симу Скуркович считают некой культурологической, едва ли не мифической фигурой. Четыре года назад она получила звание "Почетного гражданина Вильнюса". Так что Шахар вырос на идишской культуре Восточной Европы – можно сказать, что он снялся в "Короле нищих" ради своей бабушки и ради нее отправился на съемки в Литву.

Сима, глава Общества бывших узников нацизма, единственная из своей семьи осталась в живых, пройдя кошмар Берген-Бельзена. В Израиле в 1950-е годы она была поражена заговором молчания, окружавшим жертв Катастрофы. "Люди жили в нищете и безвестности. Более чем кто-либо они нуждались в поддержке – материальной и духовной, но ими не занимались, их не опекали... О них забыли. Только после Шестидневной войны мы начали выступать перед солдатами израильской армии, рассказывая об испытаниях, выпавших на нашу долю. Для них это было откровением".






Article author: Маша Хинич

This information is published under GNU Free Document License (GFDL).
You should be logged in, in order to edit this article.

Discussion

Please log in / register, to leave a comment

Welcome to JewAge!
Learn about the origins of your family