You can hold yourself back from the sufferings of the world, that is something you are free to do and it accords with your nature, but perhaps this very holding back is the one suffering you could avoid.

Franz Kafka

Шолом-Алейхем

Шолом-Алейхем.

(псевдоним Шалома Рабиновича) — выдающийся бытописатель-юморист; род. в 1859 г. в Переяславе (Полтавск. губ.), в ортодоксальной семье. До 15-летнего возраста Ш. изучал одну только талмудическую письменность, затем под влиянием новоеврейской просветительной литературы занялся и общим образованием. В 1880—82 гг. Ш. был общественным раввином в Лубнах, затем жил в Киеве, где занимался торговыми делами. После октябрьских погромов 1905 г. Ш. пробыл два года в Америке. С 1909 г. Ш. по болезни живет за границей. Литературная деятельность Ш. началась в конце 70-х годов, когда он стал печатать корреспонденции и статьи в "На-Zefirah" и "Ha-Meliz"; но свое настоящее призвание он проявил лишь тогда, когда перешел к разговорно-еврейской литературе и стал печатать (с 1883 г.) в "Jüdisches Volksblatt" очерки и рассказы, сразу обратившие на себя внимание колоритностью языка и юмором. К этому периоду относятся его рассказы "Natascha" (1884); "Höcher un Niederiger" (1884); "Die Welt-reise" (1886); "Kinderspiel" (1886), пьеса "A chosson a doktor" (1887); комедия "A get" и прекрасные очерки из детской жизни "Dos Messerei" (1887) и "Lag-boimer" (1887). Задавшись целью облагородить вкус массового читателя, Ш. раньше всего вступил в борьбу с чрезмерно развившейся в 70-е годы бульварной литературой, и силу своего сарказма он направил против наиболее типичного и плодовитого поставщика этого сорта литературы — Шомера ("Schomers mispot", 1888). В противовес сенсационным, переполненным всякими кричащими эффектами романам Ш. опубликовал бытовой роман "Sender Blank" и основал ежегодник "Jüdische Volksbibliotek", где появились его романы "Stempenju" и "Jossele Solowei", имевшие большой успех. Первый из этих двух романов посвящен "дедушке Менделе", и автор, называя себя в предисловии "внуком" Менделе Мохер Сфорим (см. Абрамович), подчеркивает, что этот творец художественной литературы на жаргоне является для него учителем. И эта тесная связь Ш. с творчеством Менделе Мохер Сфорим проявляется в целом ряде произведений Ш., который в первом периоде своей деятельности живописал то же старое патриархальное еврейство с его своеобразным складом жизни, что и автор "Winschfingerl". Прославленные Абрамовичем Глупск и Кабцанск являются прототипом Мазеповки и Касриловки y Ш. Но Ш. не копирует, y него своя манера, свой стиль, и рисуемый им мир он рассматривает под особым углом зрения. Отличительная черта дарования Ш. — юмор. Преломляясь сквозь призму этого здорового, добродушного юмора, безрадостная "черта" принимает особый колорит, ее старосветские обитатели, озаренные лучами искрометного смеха Ш., приобретают особую глубину и значительность. Это ярко проявляется в серии очерков "Kleine Menschelech mit kleine hassoges" (маленькие люди с маленькими идеалами), где рисуются обыватели патриархальной Касриловки. Этих "маленьких людей", живущих горемычной жизнью, Ш. вооружает могучим и неоценимым оружием — смехом. "Все касриловцы невероятные бедняки, но бедняки веселые... они большие остряки, мастера на всякие шутки". Из чувства самосохранения касриловцы должны быть "шутниками", так как только насмешливое отношение к своему безвыходному положению несколько смягчает горечь их беспросветной жизни. Но касриловцы не только остряки-юмористы, они в то же время и скептики, и фантазеры-мечтатели. Старомодные, смешные и оторванные от реальной жизни касриловцы иронически относятся к внешнему миру, они убеждены, что весь мир — одна сплошная Касриловка. В то же время они наивны и экспансивно-восприимчивы, как дети; y них часто в трогательной форме проявляется тоска по возвышенном и прекрасном (рассказ "Farbeinkt a heim"), и они, несмотря на непроглядную действительность, всецело проникнуты несокрушимым оптимизмом (bitachon), верой в справедливость и мудрость Творца. Добродушный юмор и оптимизм проявляются с особой яркостью в самом типичном персонаже Ш. — в Тевье-молочнике (Tewje der milchiker), живущем не в самой Касриловке, a в соседней деревне. По художественной законченности и мастерству рисунка этот "деревенский еврей", скрывающий под грубоватой внешностью проницательный ум и детски-нежную душу, является одним из наиболее замечательных типов Ш. Такой же художественной силы Ш. достигает в довольно многочисленных детских рассказах. Ш. описывает, как при безотрадных условиях еврейской жизни дети черты в силу исключительной приспособляемости умеют все-таки смеяться здоровым, радостным смехом и пользоваться хотя бы мимолетным весельем. События 80-х и 90-х годов поколебали изолированный мир Касриловки и Мазеповки. Под влиянием этих событий рушились экономические устои "черты", и, как из разрытого муравейника, стали разбегаться во все стороны ее ошеломленные обитатели. Эту своеобразную эпопею Ш. увековечил в очерках "Papierlich", "London", "Milionen", "Es fiedelt nischt" и др., с классической центральной фигурой Менахем-Менделя. Менахем-Мендель — карикатура, как нелепы и карикатурны при всей их трагичности, условия жизни этого периода, и Ш. схватил эти внешние характерные черты и собрал их в рельефном образе Менахема-Менделя. Последний — художественно законченный тип, олицетворяющий собой самый многочисленный евр. класс — так назыв. "Luftmenschen", для которых азарт, неустанная суетливость и лихорадочное напряжение нервов стали родной стихией. Значительно слабее романы Ш. позднейшего периода, где он рисует быт русско-еврейской эмиграции: "Blondsende Stern", "Der Mabul" и др. Они носят на себе следы поспешности и особенно страдают от чрезмерной словоохотливости и погони за сенсационными эффектами в угоду читателям ежедневной жаргонной прессы, где эти романы впервые печатались. Ш. является наиболее любимым и читаемым писателем широких еврейских слоев. Популярности Ш. содействовал богатый, чисто народный язык. Своеобразные особенности языка тем ярче проявляются, что излюбленная форма Ш.: монолог, диалог, переписка, сцены. Ш. не рассказывает ο своих героях — они сами говорят ο себе, и каждый говорит своим языком. — Первое собрание сочинений Ш. вышло в четырех томах в 1903 г. (изд. Folksbildung). По случаю 25-летнего юбилея литературной деятельности Ш. приступлено к полному собранию его сочинений; пока (1913) вышло 14 томов. Около ста очерков Ш. вышли отдельными брошюрами, которые расходятся десятками тысяч экземпляров. В 1910 г. изд. "Современные проблемы" приступило к изданию произведений Ш. в русском переводе (пока вышло восемь томов); в древнееврейском переводе, предпринятом писателем Берковичем, вышло четыре тома. Ш. изредка пишет по-древнееврейски. Кроме отдельных рассказов, помещенных в разных периодических изданиях ("Schimele", в Ha-Assif, V, "Don Kichot mi-Mazepowka", в Fardes, II и др.), Ш. опубликовал сборник силуэтов "Temunot u-Zelalim" (1890). Один рассказ, "Мечтатель", Ш. написал по-русски. Отдельные рассказы Ш. переводились на европейские языки. — Ср.: Sefer Zikkaron, 105; W. Zeitlin, ВНР., 285; "Мечтатель", "Рассвет", 1908, № 40; С. Цинберг, "Еврейский мир", I, 1909; М. Пинес, "История евр. литературы", 305—22; Baal Machschabot, Gekliebene Schriften, I, 91—109; S. Niger, Wegen jüdische Schreiber, I, 71—132.

С. Цинберг.








The article is about these people:   Shalom Aleichem (Sholem Rabinovich)

This information is published under GNU Free Document License (GFDL).
You should be logged in, in order to edit this article.

Discussion

Please log in / register, to leave a comment

Welcome to JewAge!
Learn about the origins of your family