Книга еврейской мудрости

Тот, кто думает, что в мире есть хоть что-то случайное - невежда, но тот, кто во всём ищет смысл - глупец.

Ицхак Хордас

Невероятные евреи

Март 1, 2011

журнал (выпуск №8)

Крайне личное

Люди (а в особенности – евреи) любят выражать своё личное мнение по всем возможным вопросам. Но, увы, оно редко интересует окружающих.

А жаль, ведь знакомство с чужим мнением – это лучший повод для того, чтобы выразить своё.

Наша рубрика как раз и предназначена для решения данной проблемы.

Попытка осмысления
(от декабристов до Черной сотни)


«В нём [декабристском движении] участвовали представители всего талантливого, образованного, знатного, благородного, блестящего в России»

Александр Герцен

«100 человек прапорщиков хотели изменить весь государственный быт России».

А.С. Грибоедов

А Пушкин думал: "Он весьма умен

И крепок духом. Видно, метит в Бруты.

Но времена для брутов слишком круты.

И не из брутов ли Наполеон?..

Давид Самойлов «Пестель, поэт и Анна»

Декабристы

Из поколения в поколение одними из самых романтических, благородных и возвышенных фигур русской истории традиционно считались декабристы. Подавляющее большинство российской интеллигенции всегда, так или иначе, ориентировалось даже не так на некие моральные ценности, провозглашенные декабристами, как на высоты их духа и стремление к свободе. От Пушкина до Герцена, от Тургенева до Толстого, от Лихачева до Сахарова, и от Эйдельмана до Окуджавы и Галича – все, буквально все с восторгом относились к этому «духовному сообществу интеллигенции».

Восстание декабристов, марка 1975 г.

Думаю, что никому из вышеперечисленных «властителей дум», скорее всего, даже не приходило в голову попытаться исследовать отношение декабристов к евреям. Да и действительно, причем тут евреи? Декабристы - цвет нации, лучшие из интеллигенции, духовная элита. Какие могут быть евреи? «Пока свободою горим, пока сердца для чести живы, мой друг…» и прочее. До евреев ли тут!

Но, тем не менее, даже этому «цвету интеллигенции 19 века» приходилось учитывать, что на территории их отчизны проживает около двух миллионов инородцев-евреев. И мы ошибемся, если вдруг решим, что «цвет нации» об этом запамятовал или просто-напросто игнорировал эту часть населения. Нет, нет и еще раз нет! Декабристы не забыли о евреях. В своих грандиозных планах по обустройству Отчизны они решили и их судьбу.

Евреи

Впрочем, как это было в действительности и какую именно судьбу славные сыны Отечества, вдохновленные идеями свободы, готовили для «гонимого племени», мы можем увидеть, вспомнив историю декабриста Григория Перетца – единственного еврея (и конечно крещенного), который был в составе Тайного общества. Вскользь мы уже упоминали на страницах нашего журнала об этом декабристе-еврее в очерке «Сага о Перецах», но тогда речь шла о пятивековой судьбе этого прославленного еврейского рода. Сегодня мы попробуем через историю Григория Перетца понять отношение декабристов к так называемому «еврейскому вопросу».

Итак, Гирш Перетц, попавши в Петербург в юношеском возрасте, благодаря связям своего чрезвычайно богатого отца, получает возможность служить в канцелярии Государственного Казначея. Он получает чин «титулярного советника». Через шесть лет он служит уже в «Экспедиции о государственных доходах», а потом и в Канцелярии князя Куракина (дом которого купил его отец).

Дом Перетца, Невский проспект 15

Гирш чрезвычайно хотел приобщиться к окружающему его обществу. Он посещает модные лекции в Педагогическом институте, балы, великосветские компании столицы. Но в 1811 году в ответ на его просьбу о вступлении в элитарную и престижную тогда масонскую ложу ему было отказано на том основании, что «христианская ориентация масонства исключает допуск в него евреев». В 25 лет вместе с отцом он принимает решение креститься.

Крестившись, теперь уже не Гирш, а Григорий Перетц, видимо, все-таки получил пропуск в модную тогда масонскую ложу, да впрочем, наверное, и не только в нее одну. У графа Милорадовича, у которого он теперь служит, он знакомится с Федором Глинкой. Как пишет Феликс Кандель в своей «Книги времен и событий»: «по рекомендации Федора Глинки он [Григорий Перетц] был принят в тайный кружок, куда его привели «несправедливости и ошибки правительства». «Намерения мои клонились единственно к общему благу... – сообщит он впоследствии следователю после своего ареста. - Корысти и честолюбия не было. Именно говорил я однажды с Глинкой, что на случай успеха не искать ничего, а, напротив, оставаться в том же положении, в каком тогдашние обстоятельства кого застанут».

Федор Глинка

Григорий Перетц так проникся идеями, витавшими в это время в воздухе российской столицы, что стал единственным крещеным евреем (некрещеных туда, скорее всего, и не взяли бы) примкнувшим к обществу декабристов. Кстати, именно по предложению Григория Перетца паролем тайного общество стало слово «херут» («свобода» в переводе с иврита). Григорий столь активно включился в это движение, что предлагал даже основать еще одно, независимое от Союза Благоденствия, тайное общество. Он развил такую бурную деятельность, что ему удалось пополнить ряды заговорщиков, приведя в тайный кружок новых членов - офицеров Сенявина, Дробушу, Данченко, генерала Искрицкого и служившего в министерстве Устиновича. По его утверждениям «все единогласно порицали меры правительства». Его цель, как он сам показывал позже на дознании, было «распространение всеобщего неудовольствия, делая гласным несправедливость и ошибки правительства», хотя, по его словам «о республиканском правлении для России при мне речи никогда не было; я всегда б считал сие величайшим сумасбродством». При этом именно Григорий Перетц, как считают многие исследователи, обращал внимание декабристов на еврейский вопрос в будущем идеальном благоустройстве общества. Надо заметить, что, видимо, взгляды Перетца и «наиболее просвещенной части русского общества», которую в этот момент представляли декабристы, по этому вопросу несколько расходились.

В принципе, конечно же, декабристы, занятые «спасением Отечества» наряду с другими вопросами собирались решить как-то и еврейский вопрос. Как указывает Ф. Кандель: «...декабрист Спиридов предложил, чтобы евреи, как и прочие нехристиане, не пользовались гражданскими правами в будущем преобразованном обществе, а Никита Муравьев в первой редакции своей "Конституции" писал: "Евреи могут пользоваться правами граждан в местах, ныне ими заселенных, но свобода им селиться в других местах будет зависеть от особых постановлений Верховного Народного Веча".

Павел Пестель

Нам кажется, что стоит коснуться этого вопроса чуть подробнее и привести пространную цитату из проекта программы «Южного общества», которое возглавлял знаменитый Павел Пестель. Вот что писал Пестель в 14-м параграфе 2-й главы своей «Русской правды», озаглавленном «Народ еврейский»:

«Евреи собственную свою веру имеют, которая их уверяет, что они предопределены все прочие народы покорить и ими обладать; а тем самым она их отделяет от всех прочих народов, заставляет их все прочие народы, так сказать, презирать и всякое смешение с каким бы то ни было другим народом совершенно запрещает и невозможным делает.

Ожидая Мессию, считают себя евреи временными обывателями края, где находятся, и потому никак не хотят земледелием заниматься, ремесленников даже отчасти презирают и большей частью одною торговлею занимаются. По причине же большого их числа не может честная торговля всем доставлять достаточное пропитание, и потому нет тех обманов и фальшивых действий, коих бы они себе не позволяли, в чём им рабины ещё более способствуют, говоря, что обмануть христианина не есть преступление, и, основывая на своём Законе право, фальшивые даже давать присяги, если только может то быть еврею полезно.

Дружная связь между ими то последствие имеет, что коль скоро они в какое-нибудь место допущены, то неминуемо сделаются монополистами и всех прочих вытеснят. Сие ясно видеть можем в тех губерниях, где жительство своё они имеют. Вся торговля там в их руках, и мало там крестьян, которые бы посредством долгов не в их власти состояли, от чего и разоряют они ужасным образом край, где жительствуют.

Злобные евреи

...Прежнее правительство даровало им много отличных прав и преимуществ, усиливающих зло, которое они делают... Принимая все сии обстоятельства в полное соображение, ясным образом усмотреть можно, что евреи составляют в государстве, так сказать, своё особенное, совсем отдельное государство и притом ныне в России пользуются большими правами, нежели сами христиане.

Ежели Россия не выгоняет евреев, то тем более не должны они ставить себя в неприязненное отношение к христианам. Российское правительство хотя и оказывает всякому человеку защиту и милость, но, однако же, прежде всего помышлять обязано о том, чтобы никто не мог противиться государственному порядку, частному и общественному благоденствию».

Таким представлял себе декабрист Пестель «еврейское племя». После победы восстания он предполагал «ученейших рабинов и умнейших евреев созвать, выслушать их представления» и каким-то образом все-таки решить этот пресловутый «еврейский вопрос», видимо, надеясь на то, что евреи таки прислушаются к голосу разума, перестанут быть столь ужасными и станут достойными гражданами нового государства.

Белое распятие, Марк Шагал, 1938 г.

Интересно, что у него был и еще один, так сказать «запасной» вариант решения этой проблемы, предложенный ему, как считают некоторые исследователи, именно Григорием Перетцем. Впрочем, предоставим слово самому Пестелю:

«Второй способ зависит от особенных обстоятельств и особенного хода внешних дел и состоит в содействии евреям к учреждению особенного отдельного государства, в какой-либо части Малой Азии. Для сего нужно назначить сборный пункт для еврейского народа и дать несколько войска им в подкрепление. Ежели все русские и польские евреи соберутся на одно место, то их будет свыше двух миллионов. Таковому числу людей, ищущих отечество, нетрудно будет преодолеть все препоны, какия турки могут им противупоставить, и, пройдя всю Европейскую Турцию, перейти в Азиатскую и там, заняв достаточные места и земли, устроить особенное еврейское государство.

Но так как сие исполинское предприятие требует особенных обстоятельств и истинно гениальной предприимчивости, то и не может быть оно поставлено в непременную обязанность Временному Верховному Правлению, и здесь упоминается только для того об нём, чтобы намёки представить на всё то, что можно бы было сделать».

Толпа

Как указывает историк С. Сватиков: «Перетц говорил неоднократно Ф. Глинке о необходимости основать общество для освобождения евреев… Подобной же мыслью задавался отец Перетца, Абрам Перетц, но для этого, по их мнению, было необходимо учредить общество капиталистов и заручиться содействием ученых людей».

Ф. Кандель в своей книге приводит показания данные Глинкой на допросе – «Перетц очень много напевал о необходимости общества к высвобождению евреев, рассеянных по России и даже Европе, и к поселению их где-нибудь в Крыму или даже на Востоке в виде отдельного народа... Тут он распелся о том, как евреев собирать, с какими триумфами их вести и проч. и проч.»

Исход

Как же реагировал на эти предложения знаменитый Федор Глинка? Тот Федор Глинка, которого Пушкин назвал «великодушным гражданином», Я.Толстой «защитником страждущих, ревнителем правды чистой», а А.Тургенев «неутомимым в добре»? В своих мемуарах Глинка пишет, что когда он услышал от Перетца о мечте его отца (несмотря на всё принятое им христианство) собрать всё еврейство в новом государстве, он вскричал: «Да, видно, вы хотите придвинуть преставление света? Говорят, что в Писании сказано (тогда я почти не знал ещё Писания), что когда жиды выйдут на свободу, то свет кончится!».

Ковчег Завета

А далее, далее было вот что – Перетц, видимо, постепенно остыл или разочаровался в декабристах. Как пишет Ф.Кандель: «Григорий Перетц состоял в тайном кружке до 1822 года, а затем женился и отошел от заговорщиков. «У вас в голове любовь, а не дело», - выговаривал ему Глинка. 14 декабря 1825 года, в день восстания, он услышал на улице, как один из офицеров уговаривал солдат пойти на Сенатскую площадь и не присягать Николаю. Вместо Сенатской площади Перетц пошел домой и после подавления восстания был уверен, что его арестуют. Он даже хотел бежать за границу, просил Искрицкого не называть его имени в случае ареста, но тот сообщил на допросе: «Я был принят в общество... титулярным советником Григорием Перетцом».

Перетца арестовали в феврале 1826 года с указанием – «содержать строго». Он сразу же во всем сознался и даже просил следователей применить к нему пытку – «для убеждения в истинности моих показаний».

Декабрист Лунин

Впрочем, справедливости ради, надо заметить, что не один Григорий Перетц вел себя подобным образом на допросах. Более того, не много нашлось декабристов из 289 обвиненных (кроме достаточно случайно попавшего во всю эту историю Лунина, а также Якушкина, Борисова и нескольких других), которые бы не выдали всех своих товарищей.

«Я никем не был принят в число членов тайного общества, но сам присоединился к оному, - отвечал следователям Лунин. - Открыть имена их (членов общества) почитаю противным моей совести, ибо должен бы был обнаружить братьев и друзей». Подавляющее же большинство декабристов так не считало, они писали подробные признания, покаянные письма, некоторые молили о прощении. Пытки, несмотря на усердные просьбы Перетца, насколько мы знаем, ни к кому из них не применялись, друзей своих они называли по собственной воле.

По этому поводу позднейшие историки выдвинули не одно объяснение, в частности, и такие экзотическое, как «некоторые из бывших заговорщиков руководствовались кодексом дворянской чести, предписывавшим быть откровенными с государем» (хотя, как мы видим, на примере Лунина эту самую дворянскую честь все понимали по разному, да и не каждый из них был удостоен допросом у самого государя-императора); другие «желали обратить внимание властей на необходимость решения проблем в обществе, назвав как можно большее количество участников».

Так что Григорий Перетц в своем рвении не был одинок. При этом именно к нему, как пишет Ф. Кандель «Власти проявили ... повышенный интерес, явно не соответствовавший его скромной роли в том деле. Многие члены тайного кружка, отошедшие вместе с Перетцом от заговорщиков, вообще не понесли наказания. Федору Глинке царь сказал: «Ты чист, ты чист», и его выслали в Петрозаводск для продолжения службы «по гражданской части». Генерала Искрицкого перевели офицером в армейский полк, и только Перетцу определили более строгое наказание, чем его бывшим товарищам - единомышленникам: пожизненную ссылку. Приговор гласил: «Продержав еще два месяца в крепости, отослать на жительство в Пермь, где местной полиции иметь за ним бдительный тайный надзор и ежемесячно доносить о поведении».

Пермь

В Петропавловской крепости Григорий провел полгода. Пермь ему грозила пожизненно. Мнения исследователей по поводу такого сурового приговора расходятся. Некоторые считают, что роль Перетца в восстании была намеренно преувеличена (ведь он отошел от декабристов еще за три года до восстания), некоторые, как Ф. Кандель предполагают, что «быть может, мстили неблагодарному выкресту, который получил все права, был допущен в высшее общество и, тем не менее, стал заговорщиком и критиковал существовавшие порядки.»

Но как бы то ни было, приговор был вынесен – Перетца сослали, как пишет Ф. Кандель «в Пермь, оттуда еще дальше, в маленький городок Устьсысольск, в самую глухомань, где он и прожил четырнадцать лет с женой и маленькими сыновьями. Там умерла его жена, там он познал бедность, голод и холод, одевался в обноски, - там же он и заболел эпилепсией».

Устьсысольск

Что можно добавить к вышесказанному? По поводу судьбы Григория Перетца и иже с ним Галич уже спел свою провидческую песенку «Предостережение»

Ой, не шейте вы, евреи, ливреи,

Не ходить вам в камергерах, евреи!

Не горюйте вы, зазря не стенайте,

Не сидеть вам ни в Синоде, ни в Сенате.

А сидеть вам в Соловках да в Бутырках,

И ходить вам без шнурков на ботинках,

И не делать по субботам "лехаим",

А таскаться на допрос с вертухаем.

Если ж будешь торговать ты елеем,

Если станешь ты полезным евреем,

Назваться разрешат Россинантом

И украсят лапсердак аксельбантом.

Но и ставши в ремесле этом первым,

Все равно тебе не быть камергером,

И не выйти на елее в Орфеи...

Так не шейте ж вы ливреи, евреи!

Это правда, это правда, это правда,

Это было, и боюсь будет завтра.

Может, завтра, может, даже скорее...

Ой, так не шейте ж вы ливреи, евреи!

Что же сказать о декабристах? Взгляды этих «представителей всего талантливого, образованного, знатного, благородного и блестящего в России» на еврейский вопрос, удивительным образом ничем не отличались от идей «темной, дикой массы негодяев, тайных соучастников из придворных и различных, преимущественно титулованных дворян». По выражению графа Витте, последние – «политические проходимцы, люди грязные по мыслям и чувствам, не имеют ни одной жизнеспособной и честной политической идеи и все свои усилия направляют на разжигание самых низких страстей дикой, темной толпы». Граф Витте имел ввиду членов пресловуто известных в России организаций, таких как «Русская монархическая партию», «Чёрные Сотни», «Союз русского народа», «Союз Михаила Архангела» и прочие многочисленные союзы и движения того же направления.

Прошло каких-нибудь 75 лет и родственник декабриста Александра Корниловича потомственный дворянин Пуришкевич возглавит «Союз Михаила Архангела».

Помните у Пестеля – «Евреи собственную свою веру имеют, которая их уверяет, что они предопределены все прочие народы покорить и ими обладать. …Нет тех обманов и фальшивых действий, коих бы они себе не позволяли, в чём им рабины ещё более способствуют, говоря, что обмануть христианина не есть преступление. …Разоряют они ужасным образом край, где жительствуют.»

Вчитайтесь в нижеследующее обращение – так ли уж принципиально отличаются взгляды на евреев Владимира Пуришкевича от взгляда на них Павла Пестеля?

«Просить Государя императора в законодательном порядке через Государственный совет и Думу провести закон об обязательном преподавании науки по обличению талмудического жидовства во всех низших, средних и высших учебных заведениях Российской империи, особенно же в православных учебно-духовных заведениях, с обязательным изучением жидовского языка.

Сообразно с этим желателен пересмотр государственных законов о жидовстве и признание его изуверной религией, губящей христианские царства. 

Владимир Пуришкевич

В целом евреев предлагается ограничить в правах наряду с подданными стран-противниц в войне».

Думаю, что настоящим венцом этих декабристко-черносотенных рассуждений послужит истинно патриотическое стихотворение Пуришкевича:

«Но нет, Русь не умрет, наперекор стихиям,

Мне сердце чуткое об этом говорит.

И будет жить она, и жала вырвет змиям,

И за позор её заплатит внукам жид.

И цепью длинною грядущих поколений,

Невиданной волны смирив жестокий шквал,

В прах поверженный славянства дивный гений

Перенесет девятый вал»

Карикатура на В.М.Пуришкевича.

В этой статье были использованы изобращения со следующих сайтов:



Все права защищены. Использование материалов разрешается при условии, что будет поставлена активная ссылка на сайт JewAge.

Обсуждения

10:44, 26 марта 2011

Ицхак Фуксон

Как тошнит от этих мифов! Романтизм честных взоров и благородных братств заканчивается очередными погромами, а евреи вновь и вновь терпеливо созидают ненавидящие их государства, точь-в-точь как их предки у фараона. Наша история, также как и слепота неизменны.

Поразительна фраза: "Ожидая Мессию, считают себя евреи временными обывателями края, где находятся.."
Что же такого в евреях, что они считали временным то, что длилось 2 тысячи лет?!

Пожалуйста войдите / зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Добро пожаловать в JewAge!
Узнайте о происхождении своей семьи