Книга еврейской мудрости

Правители Израиля не знают, что распоряжаются они тем, что им не принадлежит.

Йонатан Видгоп

Невероятные евреи

Июль 1, 2010

журнал (выпуск №1)

Шофар судьбы

Все согласны, что евреи – необычный народ. Когда от истории народа переходят к истории отдельных евреев, эта необычность становится ещё заметнее, приобретая свою яростную конкретность.

В этой рубрике мы расскажем вам о самых невероятных евреях, их безумных судьбах и захватывающих приключениях.

Шофар – боевой рог древних евреев, позднее ставший в основном ритуальным инструментом, в который трубят во время праздников и по торжественным случаям.

Латинос и их еврейский президент

Хуан Линдо

Истории известны несколько примеров, когда политический деятель дважды занимал высший пост в одной стране. Но поочерёдно стать главой двух разных государств удалось, пожалуй, только одному человеку – Хуану Непомучено Фернандесу Линдо и Селайя (родившемуся в 1790 году, а умершему в 1857).

Знаменитая семья Линдо (что по-испански означает – «красивый») вместе с другими еврейскими семьями в 1498 году была изгнана из Португалии. Представители этой семьи разбрелись по всему свету. Они добрались до Амстердама и Лондона, Барбадоса и Ямайки, Панамы и Эль Сальвадора. Среди них были раввины, писатели и коммерсанты. Но самую безумную и головокружительную карьеру сделал, пожалуй, Хуан Линдо, родившийся в захолустном Тегусигальпа в провинции Гондурас в конце 18 века.

Тегусигальпа, 1920 год

Его отец, Хоакин Фердинандес Линдо, ставший к тому времени землевладельцем, смог оплатить образование своего отпрыска, в результате Хуан получил степень по юриспруденции в университете Сан Карлоса в Гватемале.

Латинская Америка с ее склонностью к переворотам, отстаиванию собственной независимости и бесконечным гражданским войнам породила немало личностей авантюрного склада. Если прибавить ко всему вышесказанному стремление некоторых евреев примерять на себя одежды Мессии, то судьба Хуана Линдо, возможно, станет нам более понятна.

В ходе шестнадцатилетней войны за независимость (1810-1826 гг.), когда почти все американские колонии Испании ее все-таки добились, на политической карте возникло некое новое квази-государство с гордым названием – «Соединённые Провинции Центральной Америки — федерация провинций Гватемала, Гондурас, Сальвадор, Никарагуа и Коста-Рика» со столицей в Гватемале.

Как раз к этому времени доктор права Хуан Линдо (а в будущем - Хуан Непомучено Фернандес Линдо и Селайя) служил скромным государственным чиновником. Но потрясения, охватившие Латинскую Америку, тихо восставшую против растерявшей свою былую силу Испании, не могли пройти мимо нашего героя. И вскоре после объявления независимости Центральной Америки от Испании, Хуан Линдо объявил себя Правителем провинции Камаягуа (будущей столицы независимого Гондураса).

Камаягуа

Впрочем, как указывают исследователи, «стоило некоторым высшим сановникам заявить о своем желании получить долю в колониальном наследстве, как тут же выяснилось, что на эту же долю претендуют другие более мелкие служащие, готовые объявить о суверенитете подведомственного им округа, невзирая на его величину и населенность». В ноябре 1821 года знаменитый Хосе Морасан «в составе Первой роты был направлен в Комаягуа для провозглашения независимости Гондураса от Мексики» Впрочем, в той же самой Комаягуа он был тут же и схвачен.

Просторы центральной Америки

«Тем временем, - как пишут историки, - судьба Центральной Америки решалась совсем недалеко от границ Гондураса». С одной стороны, умирать не хотелось никому, с другой стороны, всем хотелось воевать за свободу. «После неоднократных напоминаний мексиканский наместник в Гватемале в ноябре 1822 года, наконец, двинул свои войска против мятежных республиканцев Сальвадора». Мексиканцы почти без боев заняли несколько центральных городов. Вся их армия насчитывала «800 пехотинцев, 260 кавалеристов и 450 разного рода добровольцев с 4 пушками». В «армии» сальвадорцев к тому времени было 600 человек с сотней ружей. Война уже разгорелась и вскоре должна была закончиться чьей-нибудь полной и безоговорочной капитуляцией, но в это время, как на зло, в самой Мексике начался очередной мятеж под предводительством неких трех генералов.

Гватемала, 1875 год

В скобках стоит отметить, что у непредвзятого читателя истории Латинской Америки может сложиться впечатление о странных военных званиях, бытующих на этом континенте. И действительно, когда начинаешь изучать историю стран этого материка, создается впечатление, что армии там всегда состояли исключительно из генералов и солдат. Быть может и вправду в этих воинских формированиях не существовало промежуточных званий, а титул генерала означал статус вождя, атамана, или на худой конец – главаря?..

Лучший гаучо - Р. Валентино

Кстати, обратим внимание, что во времена, о которых мы повествуем, все население новообъявленной освобожденной страны Гондурас составляло 137 тысяч человек (что равняется по нынешним меркам населению небольшого европейского городка). При этом если не все 137 тысяч, то, во всяком случае, добрая часть из них мечтали стать президентами.

В 1826 году «толпа индейцев растерзала» очередного преемника очередного арестованного президента, после чего Хуан Линдо был избран депутатом в Законодательную Ассамблею Гондураса. Вскоре разразилась очередная гражданская война, в которой правительственные силы представлял отряд из 300 человек, а силы мятежников – из 200 человек во главе с очередным генералом. Так как силы правительства победили, то генерал Милья с остатками своего отряда, в начале восстания состоявшего из двух сотен головорезов, отправился в соседний Сальвадор, арестовал тамошнего Президента и занял его место.

Красоты центральной Америки

Впрочем, это длилось недолго. Вскоре его сверг предварительно отправленный им в отставку другой патриот (генерал и президент Морасан), который вынужден был для этого на время покинуть родной Гондурас. Но тоже ненадолго, потому что должен был спешно вернуться назад, так как «граждане Центральной Америки не прощали своим лидерам длительного отсутствия. Стоило президенту Гондураса покинуть Комаягуа, как столица была захвачена мятежниками, действовавшими в районе золотых приисков».

Национальный банк Гондураса, 1918 год

Вся эта чехарда восстаний, мятежей и бесчисленных захватов власти длилась еще достаточно долго. В 1840 году, спасшись бегством от одного из генералов Гондураса, Хуан Линдо решает тоже попытать счастья в соседнем Сальвадоре, где после очередного переворота, с помощью генерала Франсиско Малеспина, его головокружительная политическая карьера и сделала свой новый виток. В течение года он пребывает там в должности Государственного Секретаря, затем, чуть больше месяца, он - временный Глава Государства, после чего, в течение года, с февраля 1841 по февраль 1842 - Президент Сальвадора.

Колон - сальвадорский рубль

В 1842 Хуан возвращается в Гондурас. И после, на этот раз добровольной отставки очередного генерала, Хуан Линдо становится Конституционным Президентом Гондураса (надо заметить, что конституция в Гондурасе менялась 15 раз). За год своего правления (с 1847 по 1848) Хуан успел создать и обнародовать очередную новую конституцию, согласно которой он был переизбран на новый срок, закончившийся в феврале 1852 года.

Лемпира - гондурасский рубль

Период президентства Линдо в Гондурасе был насыщен событиями: в 1849 году Британское правительство попыталось взыскать с Гондураса государственный долг, и с этой целью британский флот ненадолго оккупировал порт Трухильо, экспроприировав у местных властей 1 200 песо и нанеся ущерб городскому имуществу; затем, в 1850 году, назначенный Хуаном вице-президент поднял мятеж, который был уничтожен лишь с помощью совместной интервенции армий Сальвадора и Никарагуа.

Парадный портрет Хуана Линдо

В 1851 году Хуан Линдо, мечтавший создать Единую Центральную Америку, заключил союз с президентом Сальвадора, и армии Сальвадора и Гондураса вторглись в Гватемалу, но 2 февраля, после предательства генералов, были разбиты войсками президента Гватемалы в битве при Ла Арада.

Возможно, именно эти события подвигли Линдо отказаться в 1852 году от власти и уйти на покой. Перед этим правда, в нем, видимо, заговорила генетическая память предков о бесчисленных хедерах, ешивах и метивтах и он, ничтоже сумняшеся, выстроил школы чуть ли не в каждой гондураской деревне, а в Сальвадоре даже создал Национальный Университет.

Хуан Линдо (что по-испански звучит как Хуан Красивый), потомок знаменитой еврейской португальской семьи ушёл из политики, осел в маленьком городке, похожем на деревню, с гордым названием - Грациас, где по воскресеньям бывает индейская ярмарка, в котором и тихо скончался в 1857 году.

город Грациас


В статье использованы фотографии со следующих сайтов:


Все права защищены. Использование материалов разрешается при условии, что будет поставлена активная ссылка на сайт JewAge.

Обсуждения

Пожалуйста войдите / зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Добро пожаловать в JewAge!
Узнайте о происхождении своей семьи