Книга еврейской мудрости

Случайность существует лишь в нашей голове, в нашем ограниченном восприятии. Она — отражение границ нашего познания.

Франц Кафка

Невероятные евреи

Ноябрь 1, 2010

журнал (выпуск №5)

Тайны истории

Все знают, что еврейская история полна загадочных, а порой прямо-таки детективных историй. И, хотя, как правило, они касаются дел давно минувших дней, исследователям иногда удается приподнять завесу тайны и попытаться ответить на вопросы, возникшие много лет, а то и веков назад. Именно об этом и пойдет речь в рубрике «Тайны истории».

Призрак Фанни или покушение, которого возможно и не было

Преамбула

Фаня Каплан

Истории еврейских семей невероятны. Перефразируя англичан, можно смело заявить, что в каждой еврейской семье есть своя тайна. Одна из задач института «Ам Азикарон» - попытаться приподнять завесу этих тайн и увидеть еврейское прошлое таким, как оно было, а не таким, каким оно представляется сегодняшним потомкам.

Эта история началась в многодетной еврейской семье, скорее всего, из маленького еврейского местечка Тихиничи под Гомелем. Эта история переполнена тайнами. Уже 87 лет детективы, историки и любители головоломок пытаются её разгадать. Пока ни одному из них это так и не удалось. Около пяти лет назад мы уже пытались разрешить эту головоломку – тогда эта попытка тоже не увенчалась успехом. С тех пор история эта пополнилась новыми загадочными деталями и историческими фактами.

Итак, перед нами почти классический детектив. Автор его – Россия, смутное время, безумные идеи, неимоверные амбиции и еврейская девушка из местечковой семьи с неизвестной фамилией.Налицо все признаки преступления: преступник, вернее, преступница, пистолет, пули, свидетели и, наконец, жертва. Казалось бы, нет ничего проще, чем раскрыть это преступление…

Но вот неожиданность – оказалось, обвиняемая не могла совершить это преступление, пистолет потерялся, пули нашли через четыре года, свидетели опровергли сами себя, а жертва повела себя столь странно, что у многих возник вопрос: а было ли само преступление?

Об этом загадочном происшествии известно абсолютно всё, вплоть до официальных сообщений, и в то же время, как мы увидим далее, неизвестно практически ничего. Эта история знакома каждому из родившихся в России в 20-ом веке ещё со школьных времён. У большинства ознакомленных она никогда не вызывала сомнений. Её подлинность так зафиксирована советской историей, что сомневаться в ней просто не приходило в голову. При этом ни один человек ни сейчас, ни 85 лет назад не мог заявить, что в этой истории – правда, что – фальсификация, а что – чистой воды вымысел.

Героиня

Фаня Каплан, 1918 г.

Итак, начнём с биографии главной героини этого знаменитого происшествия. В первую очередь настораживает тот факт, что мы не знаем, как звали нашу героиню в действительности. Никому не известно, откуда взялась фамилия Каплан. В документах ВЧК значится фамилия «Ройдман», которую, как следует из материалов допроса, арестованная носила до 16 лет. Но при этом нет абсолютно никаких сведений о том, что она эту фамилию когда-либо меняла, кроме фальшивых документов, на которые указывают некоторые из исследователей. Какие-то историки называют фамилию Ройтблант, другие – Ройблат, третьи – Ройт или Райт. А в более поздних документах НКВД приводится фамилия Ройд. При этом Петерс, заместитель председателя ВЧК, ведший допрос, пишет: «Было установлено, что фамилия, которую она дала, является неправильной, но она отказалась назвать свою настоящую фамилию».

С именем возникает не меньше проблем. Знаменитый Савинков и Нина Берберова утверждают в своих воспоминаниях, что эту женщину звали – Дора. Вера Фигнер зовет ее – Фейвель. В некоторых документах ЧК и газетах того времени, она проходит под именем Фейга, в других – Фаня или Фанни. Такое разночтение по меньшей мере странно, если учесть факты её предыдущей жизни. При этом её биография до 30 августа 1918 года не вызывает сомнений ни у одного из историков.

Впрочем, нет, это тоже не так. Версии расходятся уже с рождения. По одной из официальных версий (а их несколько) наша героиня родилась в 1890 году в Волынской губернии в знаменитом Бердичеве в семье учителя. (Впрочем это никогда не было никем подтверждено, а если судить по большевистским газетам, то скромный еврейский учитель вскоре превратился в американского банкира). По другой версии – в Речице, Минской губернии, в 1888 году. При этом царская полиция, перепроверившая эти данные, «в списках мещан Речицы записей не обнаружила». По третьей – в 1887 году, но неизвестно где.

Бердичев
Речица
Неизвестная деревня

Вскоре семья переехала в Одессу. По второй версии – в Киев. По третьей – в Киев наша героиня пребывает самостоятельно 20 декабря 1906 года и селится в гостинице Киссельмана на Подоле. По профессии она – модистка. Из показаний на допросе в ЧК, «воспитание получила домашнее» - под этим, скорее всего, в те годы подразумевалось и образование. Официально на момент первого ареста ее возраст 16 лет, при этом в статейном списке, составленном в Киевской тюрьме, записано в графе «возраст»: «по внешнему виду лет 20». Итак, как вы, видимо, уже догадались, речь идет о знаменитой Фанни Каплан.

Из нашего телефонного разговора состоявшегося 16 мая 2005 года с Александром Полеевым, профессором Института Психоанализа при МГУ, Университета «Эразмус» Роттердама и Университета Северного Лондона: «Моя бабушка была двоюродной сестрой Фаины Каплан, то есть их матери были родными сестрами. Бабушку звали Песя, ее отца – Сруль, она была младше Фаины на 22 года и никогда не видела ее. Но мама Песи очень много рассказывала ей о двоюродной сестре. Фаина была знаменита в своем местечке (семья жила, кажется, в Речице, а потом переехала в соседние Тихиничи), как блестящая, можно сказать, выдающаяся ученица. Ее способности в обучении были настолько велики, что инспектор гимназии доложил о ней дворянскому собранию города Гомеля, и русское гомельское дворянское собрание пригласило ее для учебы в русскую гимназию. Причем, взяв на себя плату за обучение. Случай по тем временам совершенно исключительный - тогда талантливые еврейские дети учились на еврейские деньги родителей или на деньги общины. Она проучилась там, по-моему, 2 года и потом, опять же при финансировании Собрания, была отправлена для продолжения обучения в Швейцарию. Там она тоже два года проучилась в школе, а затем поступила в университет.

Что касается ее человеческих черт, то я бы, во всяком случае, по воспоминаниям родственников, не назвал ее мягкой, доброй или сентиментальной. Она всегда трезво, то есть очень высоко, оценивала свои таланты. Она была очень способная, очень энергичная и очень не родственная. Именно в том плане, что ей были важны отношения с близкими по духу людьми, а не с родственниками. При всем том я, достаточно хорошо зная эту ветку своих родственников и имея очень большой опыт как психотерапевт, абсолютно не склонен верить в различные спекуляции по поводу того, что причиной покушения была несчастная любовь или расстроенное психическое здоровье. Этот род отличался как раз очень здоровой психикой, прагматизмом и очень трезвым подходом ко всем своим поступкам. Девичью фамилию своей бабушки, а тем более ее матери, я, к сожалению, не знаю. Вообще же фамилия Каплан в том районе Белоруссии была чрезвычайно распространенной. Еще могу добавить, что бабушка рассказывала о том, как Фаина увлекалась стрельбой. А в Швейцарии, кажется, даже выступала на соревнованиях по стрельбе. Тогда в России и за границей именно из таких очень молодых людей и набирали революционеров и террористов. Тем более, что в России шли бесконечные погромы. Думаю, что для многих и, в частности, для Фаины именно антисемитизм был первым импульсом для прихода в будущую революцию».

Призыв к народам

Как мы знаем, в эти годы по всей Украине действительно проносится волна беспощадных, жутких погромов. В 1905 году был погром и в Речице. Фанни (мы будем её называть в дальнейшем привычным читателю именем) вступает в террористический революционный кружок анархо-коммунистов. Когда именно и где эта девушка из модистки (или белошвейки) становится профессиональной революционеркой, не знает никто. Да и была ли эта девушка, студентка Швейцарского университета когда-либо белошвейкой?

Анархия в России

Члены кружка собираются на конспиративной квартире (по другой версии – в гостинице), для подготовки покушения на генерал-губернатора и… бомба, которую они готовят, взрывается в их руках... Фанни, по протоколу медицинского освидетельствования, ранена в «правую руку, правую ягодицу и левую голень», по другой версии - контужена. Всю жизнь она будет мучиться от последствий этой контузии.

В то время к смертной казни приговаривались и за меньшие прегрешения, чем подготовка теракта. Её и приговорили к высшей мере наказания. Однако в последний момент приговор смягчили – «вечные каторжные работы». Фанни в это время по одной версии - 16 лет, по другой - 19. Но возможно она и несколько старше. В тюрьме она проведёт 11 лет. Место её заключения – Акатуй. Дальше сослать уже было некуда. За это время вся её семья покинет Россию. По ее свидетельству: «Мои родители в Америке. Они уехали в 1911 году. Имею четырех братьев и трех сестер. Все они рабочие. Отец мой еврейский учитель».

Акатуй
Дмитрий Ульянов

Её освободит амнистия Временного правительства. Ей будет около тридцати. В тюрьме она ослепнет. Лишь через три года зрение частично вернётся к ней. При выходе из тюрьмы врачи диагностируют у неё сильнейшее нервное расстройство и частичную глухоту. Она уедет лечиться в Харьков, потом в Крым. По одной из засвидетельствованных версий в Евпатории у нее начнется роман с младшим братом будущей жертвы – Дмитрием Ульяновым. Летом доберётся до Москвы и остановится на квартире знакомой ей каторжанки. По утверждениям некоторых исследователей, именно в том доме, куда Булгаков потом поселит героев своего нашумевшего романа.

Итак, Фанни окажется в Москве летом 1918 года. К этому времени уже произойдёт отречение царя, Февральская революция, разгон Учредительного собрания, Октябрьский переворот. В Москве у неё практически не будет ни друзей, ни знакомых. В это время и произойдёт то покушение, о котором нам известно со страниц советских учебников. Более странную кандидатуру для совершения теракта найти в то время было трудно. По свидетельству очевидцев за несколько месяцев до покушения «ходить по городу без сопровождения она не могла». Фанни была больна, полуслепую, её мучили сильнейшие головные боли и частичная глухота. А ее психика, по признанию ее немногих знакомых, как сказали бы в наше время, была крайне неустойчивой. Москва же в это время была переполнена боевиками и террористами, имеющими огромный опыт в подготовке и исполнении покушений.

Народное неспокойствие в России
Перемены в России

Покушение

Ф. Каплан, 1906 г.

В этот же день в Петрограде был убит председатель ЧК Урицкий. Охрана выступающих на митингах большевиков была усилена. При этом оказалось, что у Ленина охраны в этот день не было вообще. По свидетельству его шофёра, «охраны ни с нами в автомобиле, ни во дворе не было никакой, и Владимира Ильича никто не встретил: ни завком, ни кто другой...». Это выглядит странно. А вот первый, по горячим следам, отклик на само покушение: «Всем Советам рабочих, крест., красноарм., депутат., всем армиям, всем, всем, всем. Несколько часов тому назад совершено злодейское покушение на тов. Ленина. По выходе с митинга тов. Ленин был ранен. Двое стрелявших задержаны. Их личности уточняются». Воззвание ВЦИКа. Подпись - Я. Свердлов.

Итак, в первом сообщении речь идёт о двоих стрелявших. Больше никогда ни о каком втором стрелявшем нигде упоминаться не будет. По версии исследователя Зеньковича: «Кто же второй? Его фамилия Протопопов. Он сразу же был расстрелян. Раньше, чем Каплан. Не странно ли? Кстати, о Протопопове нет никаких сведений. Был человек - и нет его. Исчез бесследно». Добавим только свидетельство историка Ю. Фельштинского: «Протопопов в это время - заместитель командира отряда ВЧК. Случайно или нет - он был расстрелян сразу же после покушения».

Покушение на вождя. Картина Белоусова

Когда произошло само покушение? И на этот простой вопрос тоже нет однозначного ответа. Сама Фанни сообщает на допросе: «Приехала я на митинг часов в восемь». Время покушения, обозначенное в официальных документах, 19 часов 30 минут. Но в газете «Правда» указано – 21 час. Ленинский шофёр С. Гиль рассказывает, что «приехал с Лениным на завод Михельсона около 10 часов вечера, и выступление Ленина длилось не менее часа». Бонч-Бруевич же в своих воспоминаниях вообще утверждает, что узнал о покушении в 6 часов вечера. Все-таки большинство сходится на версии Гиля – 11 часов. Как замечает Ю. Фельштинский, «в обращении ВЦИК подписанном Свердловым, кроме времени его написания - 10 часов 40 минут вечера - смущает еще и первая фраза. «Несколько часов тому назад совершено злодейское покушение на тов. Ленина...». Получалось, что обращение было написано заранее, что Свердлов был осведомлен о планируемом покушении».

Яков Свердлов. Кадр из фильма

Итак, когда же именно было совершено покушение? Нет ответа. В любом случае поздно вечером. В конце августа в Москве, как известно, по вечерам темно. Двор завода Михельсона освещён не был. Ленин вышел из проходной, окружённый толпой рабочих. Значит, единственный слабый свет лился из приоткрытой двери проходной завода.

Свидетели

Фейга (Фанни) Хаимовна Ройтблат (Каплан)

Главный свидетель всё тот же Гиль. Он видел «на расстоянии не более трех шагов протянувшуюся из-за нескольких человек женскую руку с «браунингом», и услышал три выстрела». По словам историка «остается неразрешимой загадкой, как он, сидя за рулем, в тесном заводском дворе, забитом людьми, в кромешной темноте умудрился не просто увидать руку с пистолетом, но и определить, что она женская». Кстати, при дальнейших показаниях он всё время путает «браунинг» с «наганом». При этом какой-то револьвер (или тот же браунинг) ему бросили под ноги. Дата, поставленная под этими показаниями, мягко говоря, нереальна. Если верить дате (всё то же 30 августа) получается, что шофёр был доставлен в ВЧК и допрошен немедленно после покушения. Но при этом доподлинно известно, что Гиль сразу же отвез раненого на квартиру и всю эту ночь провёл возле него. Значит, показания эти были составлены позже? Но зачем тогда понадобилось подделывать дату? Не говоря о том, что вообще возникают сильные сомнения по поводу того, как в темноте, в толпе полуслепая Каплан могла с такой прицельной точностью попасть в вождя? Или помогли тренировки в Швейцарии?

С остальными свидетелями ещё больше проблем. Не оказалось вообще ни одного человека, который видел бы стрелявшего. Как пишет Фельштинский: «Одни замечают незнакомую женщину в какой-то шляпке, другие - с непокрытой головой и косынкой на плечах; одни - в коротком жакете, другие в осеннем полупальто; большинство же помнит только руку с браунингом. …Совсем туманны обстоятельства ее задержания: то ли ее берут тут же в заводском дворе, то ли она успевает отбежать на порядочное расстояние. По одним сведениям, ее гонят по мостовой, точно борзые, пролетарские дети, по другим - она спокойно идет по улице, потом останавливается, выбрасывает из портфеля какие-то бумаги и вдруг собирает их почему-то обратно».

Единственный свидетель, комиссар Батулин, дает противоречащие друг другу показания. «В момент выхода народа с митинга, - показывает он на допросе 30 августа, - я находился в десяти или пятнадцати шагах от т. Ленина. Я услыхал три выстрела и увидел т. Ленина, лежащего ничком на земле. Я закричал: «Держи, лови», - и сзади себя увидел предъявленную мне женщину, которая вела себя странно. На мой вопрос, зачем она здесь и кто она, она ответила: «Это сделала не я». Когда я ее задержал и когда из окружившей толпы стали раздаваться крики, что стреляла эта женщина, я спросил еще раз, она ли стреляла в Ленина, последняя ответила, что она».

Речь вождя

Через 4 дня комиссар Батулин напишет дополнение к своим предыдущим показаниям, перечеркивающее все, что он утверждал ранее. «Я услышал три резких сухих звука, которые я принял не за револьверные выстрелы, а за обыкновенные моторные звуки. А вслед за этими звуками я увидел толпу народа, разбегавшуюся в разные стороны, и увидел позади кареты автомобиля т. Ленина, неподвижно лежавшего лицом к земле. Я побежал за побежавшими. С криком: «Держите убийцу товарища Ленина!» я выбежал на Серпуховку. Человека, стрелявшего в т. Ленина, я не видел. Я увидел позади себя у дерева женщину с портфелем и зонтом в руках, которая своим странным видом привлекла моё внимание. Я спросил у неё, зачем она сюда попала? Она ответила: «А зачем вам это нужно?». После чего комиссар обыскал и арестовал её. Оружия он у неё не нашёл. Дальнейшие его показания таковы: «…(Я) ее спросил, чуя в ней лицо, покушавшееся на тов. Ленина: «Зачем вы стреляли в тов. Ленина?». На это она ответила: «А зачем вам это нужно знать?», - что меня окончательно убедило в покушении этой женщины на тов. Ленина». Этой женщиной оказалась Фанни Каплан.

Итак, на месте преступления схвачена убийца – некая «женщина с портфелем и зонтом в руках», но при этом до того странная, что по приезде в ВЧК просит «какие-нибудь бумажки», чтобы подложить в ботинки, «потому что, - как объясняет она, - у меня в ботинках гвозди». Удивительное, непостижимое хладнокровие – четверть часа назад ужасными отравленными пулями застрелить вождя мировой революции и, попав в лапы страшной «чрезвычайки», так заботиться о собственной обуви!

Оружие

Фанни Каплан

3 сентября 1918 года в газете «Известия ВЦИК» опубликовано сообщение о том, что вчера в ВЧК «явился один из рабочих, присутствовавших на митинге, и принес револьвер, отобранный у Каплан. В обойме оказалось три не расстрелянных патрона из шести». Странно, что некий рабочий, откликнувшись на драматический призыв ВЧК поискать оружие на месте преступления, вдруг через три дня после покушения принес револьвер, который, по словам ленинского шофёра, «был брошен ему под ноги». Ещё более странно, что этот револьвер не подобрали ни милиция, ни чекисты.

Быть может, он был никому не нужен? А может быть, его вообще не было? Ленинскому шофёру по его показаниям бросили под ноги все-таки «браунинг» (то есть, пистолет, в котором используются обоймы), а принесли в ВЧК - револьвер (то есть, оружие, в котором используются барабан), но при этом тоже с обоймой! Не надо быть специалистом по оружию, для того чтобы понять, что это напоминает бред сумасшедшего. В следственном же деле вообще фигурирует семизарядный браунинг «найденный вдалеке от места происшествия». Сама Фанни Каплан на первых допросах «не помнила, из какого оружия стреляла и сколько выстрелов произвела». Баллистической экспертизы проведено не было. А через год после покушения по доносу была допрошена чекистка Зинаида Легонькая, которая вдруг показала на следствии, что год назад при аресте Фанни, нашла у нее в портфеле браунинг (что абсолютно противоречило описи, сделанной при обыске). По мнению историков Ю.Фельштинского и А.Литвина, «вопреки всей имевшейся информации она показала, что нашла браунинг в портфеле Каплан при обыске (и, видимо, решила оставить его себе на память как сувенир). Был ли это браунинг за № 150489 (приложенный к делу) - или какой-то другой - неизвестно. Сама Легонькая даже не была арестована».

Браунинг
Револьвер

Пули

Никогда не было выяснено, сколько именно выстрелов было произведено и какими пулями. Шофёр утверждает, что выстрелов было 3. Батулин тоже. 4 оставшихся патрона в семизарядном браунинге в ВЧК и 3 неизрасходованных пули в шестизарядном револьвере газеты «Известия» тоже говорят о том, что стреляли только три раза. Казалось бы, столь противоречивые показания, наконец, сходятся. Но вот незадача: документально зафиксировано, что на месте преступления было найдено четыре! стреляные гильзы. Сотрудники музея им. В.И.Ленина утверждают, что 4 гильзы свидетельствуют о том, что стреляли вообще из двух пистолетов, а «в одном из найденных на месте покушения оставался ещё один патрон». Трудно предположить, что полуслепая женщина в тесной толпе по-ковбойски стреляет с двух рук и этого удивительным образом никто не замечает.

Но количество выстрелов является далеко не главной загадкой этого странного происшествия. Попробуем понять, что же произошло с пулями. С ними случилась удивительнейшая история. Первую пулю извлекли из тела раненого через четыре года, а вторую только через шесть лет после покушения! И оба эти факта документально зафиксированы. Что же касается следов, оставленных пулями на пальто Ленина, то, как замечает Е. Данилов: «если их описать условным кругом, они попадут внутрь мишени диаметром всего около пяти сантиметров. «Посадить» пули из пистолета (или револьвера, что в данном случае безразлично) с такой кучностью боя может только твердая, натренированная рука профессионального стрелка».

У нас нет ни одного свидетельства, что наша героиня вообще умела стрелять, кроме воспоминаний ее двоюродной сестры со слов ее тети. Но даже если учесть эти воспоминания как засвидетельствованные факты, то стреляла Фанни последний раз 13 лет назад (если, конечно не предположить, что ее тренировали «царские сатрапы» на Акатуе). Единственное оружие, которое она держала последний раз в руках, была та самая бомба, что разорвалась в Киеве в связи с неумелым с ней обращением. Даже с помощью буйного воображения трудно представить себе полуслепую Фанни в роли «ворошиловского стрелка», всаживающего умелой рукой пулю за пулей в царский пятак.

Более того, с этими таинственными пулями нас подстерегают сплошные сюрпризы - как сообщили «Известия ВЦИК» после покушения «следы пули на пиджаке не совпадают с ранениями на теле». Быть может, революционный вождь во время стрельбы снял пиджак, но остался в пальто? А потом пиджак злонамеренно продырявил? Но всё-таки самое интересное обнаружилось в 1924 году. Когда из тела вождя извлекли, наконец, вторую пулю – непостижимым образом оказалась, что она не совпадает с первой, извлечённой из того же тела на два года раньше. При этом она оказалась не просто несколько непохожей на первую. Нет. Не совпадали их калибры. А кроме всего прочего обе эти пули не совпадали с браунингом, хранившимся в ВЧК!

После всего этого естественно возникает вопрос, а как вообще чувствовал себя раненый?

Ранение

Эта история явно отдаёт мистикой. Судите сами. В Ленина стреляли «разрывными пулями «дум-дум», отравленными ядом кураре». Это запротоколировано. Кстати, пули «дум-дум» были запрещены в своё время ещё Гаагской конференцией, как «бесчеловечное оружие уничтожения». Но врагам этого было недостаточно. Каким-то непостижимым образом они раздобыли яд кураре, который используется только несколькими племенами в сельве Южной Америки, и смазали им свои пули. Короче, или враги всё-таки добрались до индейцев, либо Пятаков, сделавший это заявление на заседании Ревтрибунала ВЦИК, прочитал Конан-Дойля, описывающего действие этого редкого и изысканного яда. Тем не менее, обратим внимание на заключение врачей. Академик Петровский: «Это было опаснейшее, смертельное, очень редко встречающееся ранение. По моим наблюдениям, все подобные ранения заканчивались смертью». Большевистские газеты поддержали его: «Жизнь Ленина в громадной опасности!».

Теперь обратимся к свидетельствам людей, находившихся возле самого раненого. Первое, что вызывает удивление, это поведение ленинского шофёра. Он наотрез отказывается везти истекающего кровью Ильича в ближайшую больницу. Он отвозит его домой в Кремль. Это странно. Ведь больному необходима срочная помощь. При этом шофёр утверждает, что Ильич, как мы знаем, «смертельно раненый», самостоятельно поднялся домой на третий этаж по достаточно крутой лестнице. Быть может этому и не стоит удивляться – нам всем знаком героический характер вождя. Но когда к Ленину примчался кремлёвский врач Винокуров, он тоже застал вождя «самостоятельно раздевающегося у кровати». Воистину мужеству Ильича не было предела. Во время перевязки, как сообщили газеты, «он не издал ни одного стона, словно боли вообще не было». А второй вызванный врач В. Обух на вопрос корреспондента «Правды» об операции и пулях ответил: «Их хоть сейчас вынуть можно – они лежат на самой поверхности. Во всяком случае, извлечение их никакой опасности не представляет, и Ильич будет через несколько дней совершенно здоров». И действительно, врач был прав, «через два дня Ленин встал с постели и без посторонней помощи вышел».

Удивительные вещи творились с вождём. Ничто его не брало, даже разрывные пули, густо смазанные кураре! Вот только непонятно, зачем же их было оставлять в организме больного? Ведь кураре-то действует. Но вот уже через 17 дней, когда Ленин председательствовал в Совнаркоме «Правда» сообщила: «Положение пуль под кожей и полное отсутствие воспалительных реакций позволяют отложить удаление их до снятия повязки». Интересно, что, как мы уже писали, первую пулю удалят из шеи вождя только через 4 года. Неужели Ильичу всё это время не разрешали снять повязку? Какая странная история. Не говоря уже о том, что сама «пуля так и не разорвалась». Как утверждают специалисты по пулям «дум-дум», это могло произойти только в одном случае – если данной пулей не стреляли, а просто «изъяли её из патрона и приобщили к делу».

Следствие

Феликс Эдмундович Дзержинский

Как вы уже догадались, всё в этом происшествии выглядит загадочным. Вот и следствие по этому делу длилось всего… один день. Начнём с того, что за этот день, как впрочем, и за все последующие, не было произведено ни одной экспертизы. Председатель ВЧК Феликс Дзержинский странным образом не имел к этому расследованию никакого отношения. Он не только не допросил подозреваемую, но и вообще не видел её. Факт этот объяснить невозможно. Его заместитель Петерс на место преступления не поехал и не послал туда ни одного из руководителей ЧК. А ведь покушение было совершено на самого В.И.Ленина. На месте был произведен следственный эксперимент (без участия самой подследственной), который провели член ВЦИКа Кингисепп и будущий цареубийца Юровский. Эксперимент никакого результата не дал. Собственно непонятно, какой результат ожидался. Как утверждают исследователи, «все допросы Каплан были направлены только на получение признания. О доказательствах преступления не было и речи». Каплан сразу призналась в совершении покушении. При этом, как мы помним, не смогла назвать ни марки оружия (потом, скорее всего с подсказки, вдруг сказала, что браунинг), ни количества выстрелов. Последний допрос датирован 31 августа. По сообщению газет, 3 сентября её расстреляли.

Что происходило в течение этих трёх дней? Из записок Петерса, опубликованных Е. Съяновой: «31 августа вечером Свердлов сказал Петерсу, что утром нужно дать официальное сообщение в «Известия ВЦИК».

Свердлов: «Напиши коротко, стрелявшая - правая эсерка черновской группы, установлена ее связь с самарской организацией, готовившей покушение, принадлежит к группе заговорщиков».

Петерс: «Этих «заговорщиков» придется выпустить, против них ничего нет.

Никакими связями ни с какой организацией от этой дамы пока не пахнет, а то, что она правая эсерка, сказал я. И вообще таких дилетантов, как мы, самих сажать нужно!».

Яков Христофорович Петерс

Свердлов ничего не ответил. Зато чуть позднее, на вопрос, как идут дела на Лубянке, ядовито бросил: «А так, что всю ВЧК надо пересажать, а даму выпустить. И на весь мир покаяться: мы, мол, дилетанты-с, извините-с!».

И далее: «У меня была минута, когда я до смешного не знал, что мне делать, - рассказывал позже Петерс Луизе Брайант, - самому застрелить эту женщину, которую я ненавидел не меньше, чем мои товарищи, или отстреливаться от моих товарищей, если они станут забирать ее силой, или... застрелиться самому».

Расстрел

Как оказалось, единственным человеком, проявившим к этому делу повышенный интерес, был Я. Свердлов. Он три раза встречался с арестованной. Причём ни одна из этих встреч не была запротоколирована. Более того, по его личному распоряжению, Каплан была совершенно неожиданно переведена из ВЧК в Кремль. По чьей-то уже современной версии это было сделано, потому что «террористы собирались налетом освободить Каплан». Налетом на ВЧК? Вооруженным отрядом, который остановили разве что крепкие стены Кремля? Странно тогда, почему эти таинственные «террористы», под которыми имеется в виду партия эсеров, одним из руководителей которой был Абрам Гоц, внук «чайного короля» Высоцкого, не использовали свои вооруженные силы ранее, и одним славным налетом сами и не уничтожили вождя мировой революции?

По утверждениям Малькова, коменданта Кремля, Свердлов отдал ему приказ «поставить у дверей камеры Каплан надёжный караул из латышей-коммунистов, не знающих русский язык». Интересно, о чём Фанни могла рассказать им? Тот же Мальков утверждает, что получил письменное решение о расстреле Каплан и собственноручно привёл этот приговор в исполнение. При этом ему был дан приказ «уничтожить её без следа». Как утверждает писатель Ю.Давыдов, Фанни расстреляли в 4 часа утра, под звуки работающего мотора, после чего оттащили её труп в Александровский сад, облили бензином и сожгли в железной бочке.

Охраники

Знаменитый поэт Демьян Бедный долго хвастался, что принимал в этой казни самое непосредственное участие. По другой версии – он упал в обморок.

Демьян Бедный

Ситуация

Несмотря на то, что часть читателей, наверное, училась в советской школе и проходила историю КПСС, я хотел бы всё-таки кое-что напомнить о событиях того времени. Летом 1918 года Советская власть испытывала острейший кризис. Известна знаменитая фраза Троцкого: «Собственно, мы уже мертвы, но ещё нет никого, кто мог бы нас похоронить». Как пишет Фельштинский, «страну сотрясали крестьянские восстания и военные неудачи. Катастрофически падал авторитет Ленина. Свердлов и Дзержинский вели закулисные переговоры о замене лидера». Ходили даже слухи о его возможном аресте самими членами ВЦИКа и замене на Пятакова (так изобретательно выдвинувшего версию о яде кураре). Бухарин с группой единомышленников собирался «арестовать Ленина на 24 часа». На всякий случай большевистские лидеры готовились к побегу за рубеж. В сейфе Свердлова хранились: «золотых монет царской чеканки на 108.525 рублей, царских денег в сумме 750 тысяч рублей, золотых изделий - 705, многие с драгоценными камнями, чистые бланки паспортов царского образца, семь заполненных паспортов, в том числе на имя Я. М. Свердлова».

Ф. Дзержинский с соратниками

Немецкое посольство сообщало в это же время в Берлин, что «руководство Советской России переводит в швейцарские банки значительные денежные средства» и обращается с просьбой о заграничных паспортах. Положение, мягко говоря «было крайне нестойким». Незадолго перед этим по настоянию Ленина был заключён Брестский мир. Этой непопулярной мерой главный вождь восстановил против себя большинство партии. За месяц до описываемых событий Дзержинский был отстранён Лениным от должности председателя ВЧК. Как утверждают исследователи, большевики понимали, что удержаться у власти можно только благодаря «большой встряске». Ею, собственно, и явилось покушение на вождя. По всей стране немедленно был развёрнут невиданный по своей жестокости «красный террор».

В. Ленин с соратниками, 1919 г.

Свердлов на следующий день после покушения на Ленина займёт его кабинет в Кремле. Он не раз будет подчёркивать: «Вот и без Владимира Ильича справляемся!». Именно Свердлов после того, как Ленин уже официально выздоровеет и приступит к работе, настоит на его немедленной отправке в Горки, на отдых. Он приставит к нему в виде охраны 10 подобранных Дзержинским чекистов. Как известно, товарищи по партии заботились о здоровье друг друга. Но Свердлов недолго сохранит полноту власти в своих руках. Ленин вскоре настоит на своём возвращении. И через полгода Яков Михайлович Свердлов внезапно умрёт.

Версии

Исследователи этого знаменитого покушения выдвигают следующие версии.

Версия 1. Фанни Каплан не стреляла в Ленина Покушение было организованной провокацией против партии эсеров, которую и обвинили в этом покушении на последовавшем вскоре процессе. При этом большевики не смогли ничего доказать. На допросах Каплан категорически отвергала свою причастность к какой-либо партии. Тем более, что подавляющее число эсеров не только не были с ней знакомы, но даже никогда о ней не слышали.

Версия 2. Фанни Каплан не стреляла в Ленина. По мнению историка Б. Орлова, в него стреляла эсерка Лидия Коноплёва, выступившая на процессе по делу эсеров и обвинившая их в организации этого покушения.

Часть историков, ссылаясь на документы, утверждает, что Коноплёва была большевистским провокатором. Другие склоняются к тому, что большевики завербовали её уже после покушения. Во всяком случае, и Коноплева, и ее напарник Семенов (будущий бригадный комиссар РККА), неожиданно в 22 году на организованном процессе над эсерами сообщают о том, что «руководили действиями Каплан по убийству Ильича». А сама Фанни, по их утверждению, будучи одержимой идеей уничтожения вождя мировой революции, за месяц, проведенный в Москве, сумела самостоятельно организовать боевую группу и привести приговор в исполнение.

Журналист Тополянский замечает: «Наиболее странным в этой криминальной истории выглядит благодушие властей по отношению к подлинным соучастникам покушения - Коноплевой и Семенову. Их прощают и оставляют на свободе. Более того, объявляют о вступлении обоих в ряды большевиков, умиляясь их чистосердечному раскаянию и своевременно заговорившей «революционной совести».

Исследователь Зенькович был больше всего поражен «свидетельством двадцатилетней Маруси, девушки с панели, не помнящей своей фамилии, якобы входившей в группу Каплан: эта Маруся простодушно сообщила: да, они вынашивали замысел теракта в отношении Ленина. На вопрос, каким образом, ответила: хотели стукнуть кирпичом из-за угла».

Некоторым абсурдом отдает и стенограмма самого процесса:

«Тимофеев (член ЦК партии эсеров): Произошло покушение на Ленина. Мы с Гоцем читали в газетах. Фамилия Каплан мне ничего не говорила. Я только смутно вспомнил, что Каплан была каторжанкой. Сидевшие в Иркутской тюрьме как-то рассказывали о бессрочнице, почти слепой анархистке Каплан.

КРЫЛЕНКО (Государственный обвинитель): Ваше мнение о Каплан? Как вы ее оцениваете?

Тимофеев: Каплан для меня человек воли, которая с уверенностью непоколебимого революционера довела свое дело до конца, вплоть до своей смерти... Каплан старалась, оставшись, очевидно, без поддержки, всюду и везде найти себе поддержку.

Коноплева (обвиняемая): Каплан не только искала, но и нашла поддержку своих устремлений в лице высших руководителей эсеров - Гоца и Донского.

Ратнер Евгения (одна из руководителей партии эсеров): Я лично Фанни Каплан не знаю. Может быть, опишете ее наружность.

ПЯТАКОВ (председателя суда Верховного Революционного Трибунала): Мы карточку покажем.

Ратнер Евгения: Мне не нужна карточка. Пусть гражданин Дашевский опишет ее наружность: брюнетка или блондинка, бледная или румяная?

Дашевский (обвиняемый): Румяного впечатления у меня не осталось.

Ратнер Евгения: Полная или болезненная?

Дашевский: Не полная, может быть, болезненная.

Ратнер Евгения: Я имею основания подозревать, что вы путаете ее с другим лицом.

Дашевский: Нет, я ее хорошо помню. (Каплан одно время была у меня помощницей. Я передал Семенову, что есть старая революционерка, очень хороший товарищ, одержимая мыслью - убить Ленина). Встречал много раз, беседовал... Хотя описать наружность… не берусь».

«Приговор Верховного Революционного Трибунала – (в числе прочих) Тимофеева и Ратнер Евгению – расстрелять, Коноплеву, Семенова, Дашевского – из-под стражи освободить».

Версия 3. Фанни Каплан не стреляла в Ленина. По мнению историка Ю.Фельштинского, неудачное покушение было организовано Свердловым при участии Дзержинского и прочих заинтересованных в этом большевиков.

Версия 4. Фанни Каплан не стреляла в Ленина. По мнению историка Васильева, никакого покушения вообще не было. «Это была мастерски организованная чудовищная инсценировка» при активном участии самого вождя. Она дала возможность большевикам переломить ситуацию, развязать «красный террор» и, в частности, избавиться от эсеров. А Фанни, как выражаются в спецслужбах, подставили «втемную».

Версия 5. Фанни Каплан не стреляла в Ленина. По мнению старого большевика В. Баранченко, Фанни в покушении участвовала, но в другой роли: «Думаю, во время покушения Каплан лишь выполняла роль сигнальщицы, а потом приняла весь удар на себя».

Версия 6. Фанни Каплан стреляла в Ленина. По мнению писателя Костина, стреляла, да еще как, можно сказать дважды – как заядлая контрреволюционерка и как лицо еврейской национальности.

Версия 7. Фанни Каплан стреляла в Ленина. Версия примиренческая, возникшая в постперестроечные годы, но с легкой руки Петерса, назвавшего Фанни «сумасшедшая или экзальтированная». Стреляла, была не в себе, страдала психическим расстройством, не ведала что творила.

Версия 8. Фанни Каплан стреляла в Ленина. По мнению писательницы Елены Съяновой, «брошенные женщины опасны для вождей». Фанни, встретившая в Харькове перед поездкой в Москву бывшего своего возлюбленного, узнала, что тот за прошедшие 11 лет успел ее разлюбить, и решила отомстить В.И. Ленину, доказав всему миру на что способна неразделенная любовь.

Версия 9. Фанни Каплан стреляла в Ленина. Версия отличается своей массовостью и незатейливой логикой. Доказательств всего два. Первое – в Ленина стреляли. Второе – Каплан за это расстреляли. Вывод напрашивается.

Версия 10 и последняя. Мнение одного из самых компетентных исследователей этой истории А. Л. Литвина таково: «Да там вообще разобраться ни в чем нельзя, ничего не ясно».

Послесловие

Какую бы из версий ни приняли бы вы, уважаемые читатели, вряд ли кто-нибудь в наше время сможет уже доказать её состоятельность. Мы даже не можем сказать, кто именно отдал приказ о расстреле Каплан. Мальков, как и «Известия», ссылается на постановление ВЧК. Но, удивительное дело, по утверждению историков, «в протоколах заседания коллегии ВЧК ни за эти дни, ни за более поздние, нет именно этого постановления». А в самом деле за № 200 о покушении на В.И.Ленина отсутствуют пять листов. Восстановить их содержание невозможно. Как пишет Ю. Фельштинский, после «моментального уничтожения без следа…определить нельзя уже было ничего: была ли задержанная Батулиным женщина с зонтиком и портфелем - Каплан; …была ли Каплан покушавшейся, т.е. женщиной, выстрелившей в Ленина; была ли расстрелянная в Кремле женщина - Каплан; была ли расстрелянная в Кремле женщина той, которую задержал Батулин; …кого именно расстреляли в Кремле 3 сентября 1918 года?..».

Судьба

Никто не знает, почему Фанни Каплан взяла на себя это покушение. Скорее всего, она просто чисто физически не могла его совершить. К тому же она действительно не состояла к этому времени ни в одной из партий. Она попала на Нерчинскую каторгу «в ручных и ножных кандалах» в 16-19 лет и только через 11, абсолютно больная, приехала в Москву. Её родители, четверо братьев и три сестры уже давно жили в Америке, но и по этому поводу нет никаких доказательств, кроме показаний Фанни на допросе. У неё почти не было друзей. Часть историков предполагают, что она была «экзальтированной особой с нестойкой психикой, решившей взять на себя историческое преступление». Мы не можем ничего возразить на это. Немногие современники помнили, как она выглядела: «худощавая фигурка, интеллигентка лет 35, одета прилично и скромно». У нее были темно-русые волосы, карие глаза и небольшой шрам над правой бровью, рост ее был 157 сантиметров, – это те немногие факты, которые известны о ней. Петерс после допроса вспоминал, что «она вдруг начинала беспричинно плакать». Единственное свидетельство, которым мы располагаем, это мемуары Локкарта, которого большевики посадили в одну камеру к Фанни, надеясь уличить его (или ее) в создании заговора. «Ее спокойствие было неестественным. Она подошла к окну и, склонив подбородок на руку, смотрела на рассвет. Так она оставалась неподвижной, безмолвной, покорившейся, по-видимому, своей судьбе до тех пор, пока не вошли часовые и не увели ее прочь».

Эпилог

Продолжение этой истории звучит фантастически. Но опыт учит нас, что самые нереальные истории происходят в жизни, а не в фантастических романах. Итак, мы располагаем свидетельствами очевидцев, что Фанни Каплан не была расстреляна.

Мы не можем судить, насколько эти свидетельства соответствуют истине. Но ознакомить вас с ними, считаем своим долгом. Вот некоторые из них.

В протоколах допроса 1937 года известного в прошлом боевика-эсера В.Новикова, проходившего по тому же, что и Фанни, делу о покушении в 18-ом году на жизнь вождя, записано, что Новиков показал: «Он встречал в июле 1932 года на прогулке в тюремном дворе Свердловска Фанни Каплан. Она шла в сопровождении конвоя, который жестоко пресекал любые попытки контактов с ней. Да и она сама к этому не стремилась. Новиков, чтобы разрушить свои сомнения, попросил однокамерника, некоего Кожарнова, имеющего доступ к спискам заключенных, просмотреть их. Тот вскоре сообщил, что в списках заключенных под фамилией Ройд числится та самая Фанни Каплан. Из политизолятора она направляется в ссылку. Тот же В. Новиков назвал на допросе еще одного человека, который утверждал, что Каплан жива. То был его сокамерник по ленинградской тюрьме, некто Матвеев, отбывавший наказание в 1937 году в сибирских лагерях. Тот утверждал, «что он знает, что Фанни Каплан – участница покушения на Ленина – работает в управлении Сиблага в Новосибирске в качестве вольнонаемного работника». «Эти показания, - как пишет историк - вызвали панику в тогдашних верхах НКВД». Видимо, они тоже считали этот факт совершенно реальным. НКВД устроило внутреннюю проверку, но не нашло подтверждений словам Новикова. Хотя и мотивов для сочинительства у него не было. «Старожилы» Мариинской пересылки весной 1939 года были уверены, что в Мариинской тюрьме содержится Фанни Каплан.

Отставной офицер внутренних войск, рассказал, что Каплан до 1941 года находилась в строгой изоляции в тюрьме города Махачкалы. Когда возникла угроза захвата Северного Кавказа немецкими войсками, она была эвакуирована в город Гурьев на Волге.

Ф.Черепанов свидетельствует, что в сороковые годы он встретился с двумя казахами – надзирателями Верхнеуральской тюрьмы. Те рассказывали ему о заключённой в их тюрьме Каплан, которая имеет исключительное право на получение некоторых центральных газет.

И. Божко в 1945 году слышал, что Каплан видели на одном из островов колымских болот, где размещалась в то время спецтюрьма.

Сестра матери А. Шлаена свидетельствовала, что «в годы войны, в Абакане, в сибирской глубинке, она несколько раз встречала на улице известную террористку, стрелявшую в Ленина, Ф. Каплан. К тому времени то была сгорбленная, почти слепая, очень пожилая женщина. Она с трудом передвигалась, стараясь быть не просто незаметной, но словно стремилась раствориться в одноэтажности сибирского захолустья. На улицах появлялась только тогда, когда сгущались сумерки. Ни с кем не общалась».

Корреспондент «Литературной газеты» А. Ёлкин свидетельствовал, что несколько охранников и надзирателей сибирских лагерей видели Фанни Каплан. Они утверждали, что её под другой фамилией в 1945 году выпустили на свободу. Вольной она пробыла не более полутора лет и умерла где-то в 1947. Как утверждали охранники, ей было тогда 56 лет. (Что в принципе сходится с датой её рождения, о которой вряд ли могли знать надзиратели).

Можно предположить, что все эти свидетельства возникли не на пустом месте. Ведь Фанни Каплан не была столь популярной фигурой, чтобы советский народ сочинял про неё мифы. Тем более, если вы попробуете по этим свидетельствам составить некий маршрут, то он будет похож на те маршруты, которыми по этапу пересылали заключённых ГУЛАГа. 1932 год - тюрьма Свердловска, 37 год – Сиблаг, 39-ый - Мариинская пересылка, до 41-ого - Махачкала-Гурьев, 40-ые - Верхнеуральская тюрьма – Колыма, 1945-47-ой - Сибирь, Абакан.

На этом заканчивается история Фанни Каплан. Истины о ней мы не знаем…

Кто была эта таинственная, отчаянная и, безусловно, глубоко несчастная девушка, скорее всего, не узнает уже никто. Действительно ли она считала Ленина «предателем революции» и мечтала его убить, оказалась ли случайной прохожей на Серпуховке или просто взяла на себя очередное преступление века…

Пелена Истории накрывает судьбу. Лишь призрак безумной Фанни маячит там сквозь столетие.

Скверным анекдотом звучит послесловие в устах историков: «Во время съемок фильма «Ленин в Октябре» матросы, изображавшие толпу, настолько прониклись происходящим, что выбили зубы актрисе, игравшей роль Фанни Каплан».

Уехала ли действительно ее семья из России в 1911 году? Или Фанни дала эти показания, чтобы спасти семью от дальнейших преследований? Пока нам не удалось это установить. Во всяком случае, в списках пассажиров за 1911 год, эмигрировавших из России в Америку, нам эту семью найти не удалось.

Быть может кто-нибудь из читателей знаком с дальнейшей историей этой семьи.

Пистолет FN-Browning М1900, из которого был ранен Ленин 30 августа 1918 года
Обратная сторона почтовой карточки


В этой статье использованы изображения со следующих сайтов:


Все права защищены. Использование материалов разрешается при условии, что будет поставлена активная ссылка на сайт JewAge.

Обсуждения

12:24, 3 ноября 2010

Моше Юделзон

Умопомрачительно! Как и вся история Советов. До чего докатилось человечество, создав такие условия жизни, что, вообще, успевает еще и выживать!

09:06, 6 ноября 2010

Владимир Гартман

Вопрос автору:

>При всем том я, достаточно хорошо зная эту ветку своих родственников

И, при всем том, он не знает, в Америке ли они живут?

11:32, 6 ноября 2010

Ицхак Фуксон

Проведено огромное исследование, это впечатляет. Похоже, что не стреляла Фаня Каплан в Ленина.
Тогда кто стрелял? Мог просто кто-то для развлечения, с учётом обстановки тех лет. Как получилось,
что выбрали именно Фаню Каплан на роль убийцы? Столько вопросов, на которые уже, возможно, не ответить сегодня. Ещё интересно было бы понять насколько выбор Фани Каплан в качестве врага народа
подогревал антисемитизм в Советском Союзе.

17:52, 23 ноября 2010

Акива Телеройт

Все это конечно интересно, но какое это сейчас имеет значение. Чекисты 1918 года были еще дилетантами, многого не умели, они учились. И надо сказать научились неплохо.

14:39, 27 февраля 2014

Аркадий Копыт

Покушение на Ленина произошло 30 августа 1918 г., а расстрел царской семьи, в которой участвовал Яков Михайлович Юровский - в ночь с 16 на 17 июля 1918 г., так что выражение "будущий цареубийца Юровский" не верно.

Пожалуйста войдите / зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Добро пожаловать в JewAge!
Узнайте о происхождении своей семьи